Lika (gallika) wrote,
Lika
gallika

Categories:

Моя мама встречалась с Марселем Марсо - часть 2.

Окончание. Начало истории - здесь.

И вот в Киеве мы пришли на назначенную Марселем Марсо встречу. Нас провели в какой-то кабинет. Кроме Марсо, там была его продюсер, говорящая по-русски, и Пьер Вери, его довольно пожилой друг и соратник, а также местная переводчица.



О Пьере Вери тоже стоит рассказать. Он уже был довольно стар, чтобы выступать. Но Марсо нашел другу место в своих спектаклях: Вери был конферансье-мимом. Перед каждым новым номером он выходил на сцену уже в другом костюме, с каким-нибудь атрибутом, и принимал красноречивую позу, тем самым как бы настраивая зрителей на тематику номера. По-моему, это была и хорошая сценическая находка, и замечательная поддержка старого друга.

Пьер Вери, друг и коллега Марселя Марсо (снят, наверное, в 50-е годы). Из программки 1968 года.

Гарик для начала (после комплиментов спектаклю и Марсо, конечно) рассказал о нашем театре. Марсо сначала задавал много вопросов, а потом неожиданно заявил, что хочет приехать к нам в город на гастроли. Мы опешили. Дело в том, в Днепропетровск был закрытым для иностранцев городом, и никто его туда не пустил бы. Но как об этом сказать?.. Все замялись, повисла неловкая пауза. А Марсо удивленно смотрел на нас, видел нашу растерянность и ничего не понимал. Наконец кто-то из нас промямлил, что в наш город не ездят иностранцы. Но почему? - стал допытываться Марсо. Что делать? Не могли же мы сказать, что там делают ракеты и что вообще за такие разговоры с иностранцем нам грозят, мягко говоря, большие неприятности! И не только «воспитательные беседы» в некоем учреждении. Пауза опять затянулась, надо было срочно что-то придумать. Не найдя ничего лучшего, я сказала, что там «черная металлургия», заводы… Больше всего при этом я боялась «местную» переводчицу, они все, как мы уже тогда понимали, не могли не быть тесно связанными с КГБ. Мы-то с Галей были не беззаботными студентами, а работали на военном заводе, где нам дали всякие «допуски», а с нас взяли подписку «о неразглашении», и мы знали, что вообще не имеем права общаться с иностранцами.
Марсо, поняв наконец, что ставит нас в затруднительное положение, перевел разговор на его предстоящие гастроли в Донецке и пригласил нас приехать туда. Он сказал, что хотел бы посмотреть наш спектакль и провести с нами мастер-класс, а сейчас время не позволяет это сделать. Гарик пообещал, что мы обязательно приедем.

Из программки 1968 г.

Прощаясь, Марсель Марсо о чем-то тихонько спросил переводчицу и, глядя на нас, старательно выговорил: «Сим-па-тич-ны-е!»

Первомайская монстрация

В первомайские праздники наш театр чуть ли не в полном составе отправился отдыхать на природу, в приднепровский лес. Не обошлось и без собственной «первомайской демонстрации».

1 мая 1968. Второй слева Эдик Рубинчик, за ним Тася Ашовская, я третья справа

1 мая 1968. Слева Игорь Бидник, следующего не видно и не помню, потом Эдик Рубинчик и Володя Калинин

1 мая 1968. Слева Гарик, Тася, Эдик и Галина одноклассница

1 мая 1968. Гарик и я

Мастер-класс

Поездку в Донецк в том же году, кажется в конце мая, Гарик организовал в лучшем виде. Добился, чтобы Дворец студентов выделил нам небольшой автобус и даже дал в сопровождение «киногруппу». В этой группе, кроме везущих аппаратуру кинооператора с ассистентом, была еще парочка посторонних молодцов, «одинаковых с лица». Не мог, видимо, Дворец студентов отправить свой коллектив на встречу с иностранным артистом, не доложившись «куда следует».

Из программки 1968 г.

В дороге нас задержало что-то с автобусом, и мы несколько опоздали к назначенному времени. Марсель Марсо обедал в ресторане гостиницы «Дружба», где он остановился. Мы сказали вышедшей к нам переводчице, что подождем, но Марсо, увидев, что мы не заходим в ресторан, вышел сам и пригласил присоединиться и тоже пообедать, поскольку мы с дороги и т.д. Обедать в ресторане никто не рассчитывал, да и немногие из нас могли бы себе это позволить вообще. Но отказаться не получилось - Марсо не хотел ничего слушать. Мы всей гурьбой вошли в ресторан, где у длинного стола суетились официантки, расставляя дополнительные приборы. В торце стола уже сидел Марсо. Он предложил нам заказывать и посоветовал не выбирать цыпленка-табака, которого ему готовили «очень долго», а заказать что-нибудь другое, «что готовится побыстрее, поскольку время уже поджимает». Мы все заказали традиционные «биточки с мясом», макароны и какой-то овощной салат – всё самое дешевое из меню. А попутно, пошептавшись, все, кроме навязанных нам «товарищей», начали скидываться деньгами, у кого сколько было, передавая их под столом Гарику. Наверное, Марсо не мог не заметить этого шевеления под столом, но виду не подал.

Из программки 1968 г.

До сих пор вспоминаю, как изящно он ел и вел при этом беседу. Под конец на его тарелке остались чистейшие косточки бывшего цыпленка, будто их не только вилкой и ножом высвобождали, а наждачной шкуркой протерли. Я так и сейчас, наверное, не сумею, а уж тогда…

Из программки 1968 г.

Обед подошел к концу, настал решающий момент: хватит ли наших денег расплатиться? К нашему изумлению (и огромному облегчению), Марсо не позволил бедным студентам-артистам заплатить за себя. Сказал, что это он пригласил нас на обед, и деньги эти для него совсем небольшие – «здесь все дешево». А нас-то приехало никак не меньше пятнадцати человек. И поскольку тут же обедали и все приехавшие «товарищи», не отстававшие от нас ни на шаг, то он расплатился и за них. А те и не возражали, будто они вместе с нами, из театра. И вот это-то нас всех и возмутило. Но не выяснять же было тут отношения - с «ними» да при «нем»…

Мы посовещались между собой и в ответ на любезность Марсо пригласили его на следующее утро позавтракать вместе с нами. И оказалось, что сюрпризы артиста не закончились.

Вечером мы опять смотрели его выступление, и опять бесплатно. А наутро прибыли в назначенное время к ресторану. Марсо еще не было. Минут через пятнадцать ожидания подъехал и он, и переводчица объяснила нам, что он специально ездил на рынок и сам выбирал клубнику к завтраку, чтобы нас угостить. Что уж мы там заказали, я не помню, но к концу завтрака нам подали клубнику со сливками от самого Марселя Марсо. Я такую - со взбитыми сливками! - ела впервые, и, наверное, не я одна. И хотя клубника была для нас не в диковинку, росла на Украине на многих огородах, и у моей мамы тоже, но сливки в магазинах как-то совсем не водились. Но дело совсем не в клубнике, а в самом этом жесте Марсо. Пригласить на обед, пусть даже и немаленькую группу – это одно дело, а вот самому побеспокоиться – это дорогого стоит.

Марсель Марсо ведет занятие с труппой театра пантомимы Городецкого. Донецк, 1968

Поразительно, но Марсель Марсо запомнил имена всех, кто из нас ездил к нему в Киев. Мастер-класс он проводил в просторной комнате Дворца культуры им. Ленина (Интернет подсказал, что это был ДК металлургов.) Скорее всего, договоренность пустить туда наш коллектив шла от нашего Дворца студентов, потому что в этой комнате мы и ночевали - на каких-то матах на полу.

Мы переоделись в трико. Сначала он с интересом посмотрел номера из нашего спектакля, дал несколько советов, понятно, очень ценных для нас. Помню только один, относительно «Сессии». Это была очень живая сценка «на экзамене», в которой попеременно действовали разные группы артистов. Марсо посоветовал сделать ее более статичной: когда активизировалась одна группа или один персонаж, остальные должны были замереть в своих позах, стать неподвижным фоном, чтобы не отвлекать внимание зрителей от действующих в этот момент персонажей. Мы потом так и делали, и номер очень выиграл.

Разговаривал Марсо еще красивее, чем ел. Он как бы говорил всем телом. Его красивая на слух французская речь сопровождалась просто завораживающей жестикуляцией и одухотворенным, иначе не скажешь, выражением лица. Это видно и на фотографиях, и особенно в снятом-таки фильме.

После просмотра и беседы Марсо предложил нам стать в круг, а сам остался в центре. Мы двигались по кругу, а он давал нам разные задания, смотрел, как мы их выполняем, и то и дело что-то подсказывал то одному, то другому, давал общие пояснения.

Занятие с Марсо, Донецк, 1968. На втором плане слева направо: Володя Тищенко, кусочек меня, Ростик Ищенко

Особое внимание Марсель Марсо уделял Гале. Видно было, что он ею просто очарован. Да и как иначе – такая юная красавица! После занятия мы все, выйдя из здания, немножко попозировали перед кинокамерой. А потом, когда съемка закончилась, еще долго стояли и разговаривали с ним. Вернее, он разговаривал с нами. В какой-то момент он приобнял Галю за плечи, отвел в сторонку и начал что-то ей говорить. Переводчица (наша, местная) кинулась вслед, переводить. Позже Галя, посмеиваясь, рассказала нам, что Марсо предлагал ей поехать с ним после гастролей отдохнуть в Ялту. Услышав это, мы повеселились: какая Ялта, да еще с такой раскованной знаменитостью! При всем к нему почтении. Галя и с мальчиками-то еще не встречалась. А дома ждут мама и папа, не говоря уж о том, что завтра на работу, где, не дай бог, могут узнать о запретной «встрече с иностранцем»… Он слишком далек был и от нашего весьма патриархального быта с его строгим воспитанием дочерей, и от наших будней под присмотром «товарищей».

Галя Гаврилова, 1968

Под конец встречи Марсо сказал, что хотел бы в следующем году открыть в Париже свою международную школу мимов. И тут он обвел нас взглядом и показал на Сашу Бельского: «Я приглашаю вас. И вас, - он повернулся к Гале Гавриловой. А потом еще раз осмотрел нас и показал на меня: - И вас»…

Ну да, ни много ни мало – учиться у Марсо, да еще в Париже! Прямо в 1969 году… Щас!

Нет, это, конечно, было фантастическое предложение! Но фантастическое, к сожалению, во всех смыслах. С одной стороны, перспектива высшего класса, недоступная даже воображению обычного советского человека. С другой – абсолютно нереализуемая. Нас и так никто бы из страны не выпустил, а если еще учесть, где мы с Галей работали, то даже и заикнуться о какой-то Франции нельзя было. Кстати, Гарика, нашего руководителя, все-таки хорошо потаскали по «органам», когда Марсель Марсо прислал ему на Новый год какую-то свою книгу в подарок. Так эту книгу Гарику и не отдали, хорошо хоть сам ушел. (Сейчас я понимаю, что наши «сопровождающие» в этой поездке, как ни раздражали нас, но все-таки сослужили нам неплохую службу. Они не только присутствовали в каждый момент встречи с Марсо, но еще и записывали все сказанное на магнитофон, да и снятый фильм был в их распоряжении. Так что, видимо, их начальство не могло найти предлога, чтобы прицепиться к нам с вопросом «как мы там Родину продавали».)

Ну откуда было все это знать французскому артисту? В общем, мы трое поблагодарили и вынуждены были что-то промямлить про «учебу в институте» и про какие-то «семейные обстоятельства»…

Обсуждение нашего спектакля. Справа Света Калинина и Ростик Ищенко

Разыскивая в Сети хоть какую-нибудь информацию о бывших коллегах по театру, я наткнулась на то, что уже и не ожидала когда-либо увидеть – коротенький фильм о нашей встрече с Марселем Марсо в Донецке в том далеком 1968 году. Качество не ахти какое, но так приятно еще раз хоть на несколько минут увидеть всех нас такими молодыми и счастливыми. Оказывается, я там шла под ручку с самим Марселем Марсо, чего совсем уже не помнила. Спасибо Саше Бельскому за то, что выложил фильм в Сеть. Что, собственно, и подтолкнуло меня все это вспомнить и записать. Фактов и событий вспомнилось немного, но такова уж память. Главное, что эмоциональные картины воспоминаний за прошедшие десятилетия ничуть не потускнели.

Встреча с Марселем Марсо - 1968 год (первые три с половиной минуты видео):


http://video.yandex.ru/users/mimes-video/view/133/

Школу свою, как промелькнуло потом в наших газетах, Марсель Марсо на следующий год все же открыл. Но без нас. Судьба в тот раз нам поулыбалась-поулыбалась - и помахала платочком. Зато потом всю жизнь, когда что-то уж слишком сильно допекало, я обычно перед сном «убегала в Париж» - начинала представлять себе, что учусь у Марсо… и засыпала в счастливом состоянии.

…В Париж я попала в 1991 году, когда работала уже в Международном Социально-экологическом союзе в Москве. В декабре Париж принимал Всемирный форум неправительственных организаций по охране окружающей среды. Но это история для другого рассказа. А к этому рассказу имеет отношение только один момент.

В Париже я не могла не вспоминать давние встречи с Марселем Марсо. Он же здесь, рядом! Мне страшно захотелось хотя бы позвонить ему (среди нас был человек, владеющий французским, который даже раздобыл для меня телефон Марсо). Позвонить и сказать… А что, собственно, сказать? Что я помню его мастер-класс и как я восхищаюсь его искусством? Он такое слышал постоянно, а меня помнить не может. Сказать, что пантомима, хоть и осталась в моей далекой юности, греет меня до сих пор? Да кому это интересно... Больше всего мне хотелось объясниться за нас троих, не имевших в 1968 году ни малейшей возможности принять приглашение в его школу пантомимы, и сказать, что мне до сих пор жаль. Но кому нужны мои переживания по поводу событий почти 25-летней давности?.. И я отказалась от мысли позвонить - зачем беспокоить человека... Правильно или нет – думаю, что скорее правильно.

Ну что ж, осталось рассказать, что я знаю о своих бывших коллегах по театру. Мало знаю. Почти ничего.

Коротко о жизни

Моя подруга Галя Гаврилова (в замужестве Францкевич) живет в Днепропетровске. От театра отошла, как и многие из нас: жизнь закрутила в другую сторону. Виделись мы от случая к случаю, обычно в мои очень редкие приезды в Днепропетровск. Немножко чаще разговариваем по телефону. У Гали двое взрослых замечательных детей. Она страстный и умелый садовод.

2000-е. Галя Гаврилова

***

Эдик Рубинчик, Эмануил Исакович… В юные годы пантомима была у него одной страстью, театр - другой, а спортивное ориентирование на местности - третьей. (Если бы Эдик был с нами на встрече в Донецке, он непременно получил бы от Марсо приглашение в его школу, пусть и нереалистичное. Но Эдик тогда служил в армии.) Кроме пантомимы, он восемь лет отдал так называемому народному театру во Дворце железнодорожников в Днепропетровске. Однако и его жизнь повернула в сторону от театра. О его жизни я знаю много, поскольку он 17 лет был моим мужем. И тут тоже в конце концов не сложилось – со временем и нас с ним закрутило в разные стороны.

Но вот что надо обязательно сказать. Чем бы он ни занимался, он оставался артистической натурой во всем. Ему, как говорится, на роду было написано лицедействовать. Во времена своей театральной юности он хотел поступить в Днепропетровское театральное училище, подал туда документы. Но родители (папа – офицер, мама – учительница) считали, что сын должен стать «нормальным советским инженером», а театр - это можно и после работы… И забрали его документы из училища. И отправили его учиться в индустриальный техникум. А против натуры-то не попрешь – ничем хорошим это не закончилось.

2009. Эдик с уличными артистами

Сохранилась фотография 75-го года: Эдик устраивает забавное представление для друзей – в лесу, в день рождения кого-то из коллег-спортсменов. Коротко поясню, чем он занят на этой фотографии.

1975. Сеанс «гипноза» в исполнении Эдика

Номер-розыгрыш назывался «Гипноз». Эдик уверял одну из девушек, что умеет гипнотизировать и может сделать так, что она будет делать все, что он ей скажет. А она отвечала, что это глупости, гипнозу она не поддается. Договорились проверить. Он тайком закоптил дно одной миски, вставил ее в другую такую же, чтобы скрыть закопченное дно. За отсутствием стола поставил на рюкзак зажженную свечку, предложил девушке взять верхнюю миску, держать ее перед лицом так, как делал это он, не отрываясь смотреть на огонь свечи, но стараться в точности повторять все его движения. Он бубнил что-то традиционное, типа «ты хочешь спать, спать…», а сам тем временем водил пальцем по чистому дну своей миски, потом, держа руку ладонью от себя, подносил ее к лицу и медленно проводил тем же пальцем по своему лицу – лоб, щеки, подбородок… Еще раз… И все это – с абсолютно серьезным лицом. Девушка, не отрывая взгляда от свечки, повторяла… Длилось это несколько минут, пока кто-то из зрителей не выдержал и расхохотался. Понятно, каким шумным весельем все это закончилось. Если присмотреться к фотографии, на лице не верящей в гипноз девушки видны полосы сажи.

Эдик уже ушел, в 2011 году. Неожиданно для всех.

***

У Валеры Клейменова свой маленький театр «Гамаюн» в Днепропетровске, при арт-центре «Квартира». О его театре в днепропетровской прессе пишут: "Гамаюн" - это маленький, совершенно не государственный, далеко не академический, очень художественный и невероятно музыкальный театр. Режиссер постановщик и автор сценариев – Алексей Клейменов. Художественный руководитель – Валерий Клейменов». Алексей – надо полагать, сын Валеры. Пантомима в театре присутствует, но, как мне показалось, только как часть. К сожалению, о Валерином театре в Сети мало информации.

Театр "Гамаюн" «В контакте»:
http://vkontakte.ru/club14772562

Афиша спектакля театра «Гамаюн» Валерия Клейменова (2011)

***

Саша Бельский развернулся мощно. Тот чрезвычайно талантливый мальчик Саша - теперь Александр Игнатьевич Бельский, заслуженный деятель искусств Украины, основатель (вместе с супругой Антониной Григорьевной Бельской), директор и художественный руководитель Театра музыкально-пластических искусств "Академия движения".

1998. 50-летний юбилей Бельского. Александр и Антонина Бельские (с сайта театра)

Вот вкратце его судьба (информация добыта мною в Сети). После медицинского института Бельский получил распределение на работу в украинский город Кривой Рог, санитарным врачом. Но пантомима, видимо, слишком много для него значила, и он пошел во дворец культуры искать помещение для занятий. Директор ДК предложил ему создать студию пантомимы, а в студию пришли дети. И Бельский стал обучать искусству пантомимы детей. Они вырастали, кто-то из них становился актером его театра.

Александр Бельский ведет репетицию Театра двух «А» (с сайта театра)

Шесть лет Бельский проработал врачом, параллельно вел студию пантомимы. Стал заведующим отделением гигиены труда и профзаболеваний и… ушел из медицины. В 33 года. Ушел в Криворожский кукольный театр ассистентом режиссера. Второе образование - режиссера пластической драмы - получил в Харьковском институте культуры. Тем временем вместе с женой Антониной они создали театр, так и называвшийся - Театр Бельских, или Театр двух «А», а с 1994 года - муниципальный театр музыкально-пластических искусств «Академия движения».

“Академия движения” долго значилась в ЮНЕСКО как единственный в Европе детский профессиональный театр пластики. Теперь в нем в основном совершеннолетние актеры (с сайта театра)

В интервью, опубликованных на сайте театра, Бельский вспоминает и о тех первых встречах с Марселем Марсо в 1968 году.

1973. Александр Бельский на мастер-классе Марселя Марсо (с сайта театра)

За прошедшие почти сорок лет Бельский поставил множество спектаклей. Только сегодня в репертуаре «Академии движения» 24 спектакля для взрослых и детей. Соответственно, множество наград – дипломов и призов украинских и международных фестивалей. У Саши Бельского, бывшего ученика Гарика Городецкого, давно уже свои ученики. Есть и самый главный ученик - сын, ведущий артист тетра, постановщик и режиссер Сергей Бельский. Главная награда отцу.

Создавая семейную традицию. Справа Сергей Бельский в спектакле «Пир во время чумы» (с сайта театра)

Сергей Бельский в «Реквиеме». Но как похож на своего молодого отца! (С сайта театра)

Очень интересно было побродить по сайту театра Бельских «Академия движения». Но пересказывать все представленное там не имеет смысла, лучше самим почитать и посмотреть:
http://teatr-belskih.com.ua/

***

Гарик… Георгий Александрович Городецкий. По словам Гали, сейчас он где-то в Крыму, помогает сыну-бизнесмену. Грустно это. Не представляю его вне театра.

1973 г. Георгий Александрович Городецкий (стоит впереди) со своим театром пантомимы более позднего состава на встрече с Марселем Марсо (сидит в центре). Во втором ряду слева стоит Александр Бельский, сидит справа Валерий Клейменов (из архива Александра Бельского, с сайта его театра)

Я хотела бы для него другой судьбы – собственного бесконечного театра пантомимы. Все новых и новых талантливых учеников, которые потом создавали бы свои театры и имели своих учеников. Как это сделали Валера Клейменов и Саша Бельский. А может, и еще кто-то из учеников Гарика, мне это не известно. Если бы только я была волшебницей – вот чью судьбу я точно бы подправила...

***

И последнее, что надо сказать. Великий мим Марсель Марсо умер 22 сентября 2007 года на 85-м году жизни. Похоронен на парижском кладбище Пер-Лашез. И даже фотография его могилы есть в Википедии. Но в моей памяти он по-прежнему живой и молодой, во всем своем неповторимом блеске – в любом возрасте.

Марсель Марсо (фото из Интернета)

                                                                                                                                              Апрель 2012



P.S. Ой, Лика, сегодня ровно 44 года с того первого спектакля, в котором я участвовала!

Tags: Люба
Subscribe

  • Моя мама встречалась с Марселем Марсо - часть 3

    Эта история, рассказанная моей мамой два года назад, получила неожиданное продолжение. ------- Любовь Лунева Марсель Марсо: «Молчание…

  • Любе, с любовью

    День 7 ноября в нашей семье всегда был красным днем календаря, причем вне зависимости от текущего политического строя - ведь это день рождения моей…

  • Одно наше лето

    Уже без пяти минут осень. Моя мама своеобразно подвела итог нашему дачному лету, написав письмо в картинках своей подруге в Америку. Я просто…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Моя мама встречалась с Марселем Марсо - часть 3

    Эта история, рассказанная моей мамой два года назад, получила неожиданное продолжение. ------- Любовь Лунева Марсель Марсо: «Молчание…

  • Любе, с любовью

    День 7 ноября в нашей семье всегда был красным днем календаря, причем вне зависимости от текущего политического строя - ведь это день рождения моей…

  • Одно наше лето

    Уже без пяти минут осень. Моя мама своеобразно подвела итог нашему дачному лету, написав письмо в картинках своей подруге в Америку. Я просто…